morgeyna: (тху)
... иногда жизнь кажется слишком длинной. Ты делишь жизнь на то, что можно записать в ЖЖ и на то, что нельзя записать в ЖЖ; на то, что становится частью биографии и то, что проходит мимо; на то, что хорошо и то, что безобразно. Ты проживаешь жизнь, временами чувствуя, что только скользишь по узкой пленке, будучи не в силах заглянуть в глаза истинной реальности, Бездне. Твоя судьба, пиковые переживания, полеты в астрале, - все остается нелепым барахтаньем в луже. Жизнь слишком длинна, тебе не хватит пафоса.
Ты временами способен взглянуть со стороны; тогда душа твоя устремляется на прорыв из повседневности в вечность. Ты смутно осознаешь, что выход связан с великой болью; впрочем, не всякая боль, как бы непереносима она ни была, приведет к чаемой цели. Переход к реальности проходит там, где перестают действовать излюбленные тобой схемы структуирования, где потерпевший способен только дышать, переживая величайшую несправедливость своего существования, переходя в следующий тур; - и ты зажимаешь себе рот, вместо "скорей бы" шепча "минуй нас".
Тогда ты приходишь к выводу, что истинной реальностью может быть только смерть. Может быть и она нет, но ты не нуждаешься в этом откровении; а жизнь внезапно кажется слишком короткой.
morgeyna: (тху)
... иногда жизнь кажется слишком длинной. Ты делишь жизнь на то, что можно записать в ЖЖ и на то, что нельзя записать в ЖЖ; на то, что становится частью биографии и то, что проходит мимо; на то, что хорошо и то, что безобразно. Ты проживаешь жизнь, временами чувствуя, что только скользишь по узкой пленке, будучи не в силах заглянуть в глаза истинной реальности, Бездне. Твоя судьба, пиковые переживания, полеты в астрале, - все остается нелепым барахтаньем в луже. Жизнь слишком длинна, тебе не хватит пафоса.
Ты временами способен взглянуть со стороны; тогда душа твоя устремляется на прорыв из повседневности в вечность. Ты смутно осознаешь, что выход связан с великой болью; впрочем, не всякая боль, как бы непереносима она ни была, приведет к чаемой цели. Переход к реальности проходит там, где перестают действовать излюбленные тобой схемы структуирования, где потерпевший способен только дышать, переживая величайшую несправедливость своего существования, переходя в следующий тур; - и ты зажимаешь себе рот, вместо "скорей бы" шепча "минуй нас".
Тогда ты приходишь к выводу, что истинной реальностью может быть только смерть. Может быть и она нет, но ты не нуждаешься в этом откровении; а жизнь внезапно кажется слишком короткой.
morgeyna: (тху)
... иногда жизнь кажется слишком длинной. Ты делишь жизнь на то, что можно записать в ЖЖ и на то, что нельзя записать в ЖЖ; на то, что становится частью биографии и то, что проходит мимо; на то, что хорошо и то, что безобразно. Ты проживаешь жизнь, временами чувствуя, что только скользишь по узкой пленке, будучи не в силах заглянуть в глаза истинной реальности, Бездне. Твоя судьба, пиковые переживания, полеты в астрале, - все остается нелепым барахтаньем в луже. Жизнь слишком длинна, тебе не хватит пафоса.
Ты временами способен взглянуть со стороны; тогда душа твоя устремляется на прорыв из повседневности в вечность. Ты смутно осознаешь, что выход связан с великой болью; впрочем, не всякая боль, как бы непереносима она ни была, приведет к чаемой цели. Переход к реальности проходит там, где перестают действовать излюбленные тобой схемы структуирования, где потерпевший способен только дышать, переживая величайшую несправедливость своего существования, переходя в следующий тур; - и ты зажимаешь себе рот, вместо "скорей бы" шепча "минуй нас".
Тогда ты приходишь к выводу, что истинной реальностью может быть только смерть. Может быть и она нет, но ты не нуждаешься в этом откровении; а жизнь внезапно кажется слишком короткой.
morgeyna: (тху)
Gothic blond - это блондинка, прикованная к эшафоту своей сущности. Она знает, что плохо быть дурой, осознавая одновременно, что иначе и не бывает, - до тех пор, пока она остается женщиной. Но и быть мужчиной ей не хватит сил, ибо она истинная женщина, женщины же слабы.
Итак, недостаточно умна, чтобы подняться над чужими мнениями, недостаточно глупа, чтобы просто радоваться жизни. Слишком сильна, чтобы просить о помощи, слишком слаба для того, чтобы справляться самостоятельно. Чрезмерно чувствительна к мнению мира, зная, что мир не способен оценить ее адекватно. Противоречия? Ну разумеется, именно из них и сделаны девочки. Она считает, что недостаточно сложна, чтобы быть описанной посредством парадоксов, - сама же бессильна осознать себя хоть как-то, хотя бы так. Она всегда в корсете, в кирасе имиджа, - временами ей кажется, что за кромкой тела ее не существует.
Какая трагедия, о чем вы? Они всегда так живут, замечательно справляются. Как раз-таки женщины... вот что бы вы подумали о мужчине, рыдающем от невозможности выбрать себе йогурт на завтрак? Не умеющем осознанно принять один из сотни вариантов? Вот то-то же. Она же набирает пальчиками номер и предоставляет выбор любимому. Плевать, что он эти йогурты не ест вовсе и вместо совета обзовет ее истеричкой и повесит трубку. С его поддержкой, она вседа сможет принять верное решение... но тут она вспоминает, что была недостаточно сильна и умна. Она еще накажет себя за это, так, как это делают блондинки - сломает ноготь, разобьет машину, придумает полуголодную диету, запорет проект, над которым работала полгода. Но кто уж свободен от неудач, а у нее все замечательно.
Она хочет любви, ну так все ее хотят. Она говорит:
дай мне безусловную любовь, а я буду соответствовать условиям.
Условия всегда оказываются чуточку чересчур. Она же блондинка, куда ей правильно рассчитать нагрузку?
Если вы достаточно сильны духом, попытайтесь выяснить, в чем они заключаются. Так, может быть, ваша жизнь станет чуть-чуть понятней. Не ей, конечно, ну так хотя бы вам.
На досуге она решает дурацкие тесты, у нее всегда получается готичный ангел, - она не может понять, почему так выходит, и делает вид, что не принимает результаты всерьез.

И я бы и рад вам чем-то помочь, но не даю бесплатных советов.
morgeyna: (тху)
Gothic blond - это блондинка, прикованная к эшафоту своей сущности. Она знает, что плохо быть дурой, осознавая одновременно, что иначе и не бывает, - до тех пор, пока она остается женщиной. Но и быть мужчиной ей не хватит сил, ибо она истинная женщина, женщины же слабы.
Итак, недостаточно умна, чтобы подняться над чужими мнениями, недостаточно глупа, чтобы просто радоваться жизни. Слишком сильна, чтобы просить о помощи, слишком слаба для того, чтобы справляться самостоятельно. Чрезмерно чувствительна к мнению мира, зная, что мир не способен оценить ее адекватно. Противоречия? Ну разумеется, именно из них и сделаны девочки. Она считает, что недостаточно сложна, чтобы быть описанной посредством парадоксов, - сама же бессильна осознать себя хоть как-то, хотя бы так. Она всегда в корсете, в кирасе имиджа, - временами ей кажется, что за кромкой тела ее не существует.
Какая трагедия, о чем вы? Они всегда так живут, замечательно справляются. Как раз-таки женщины... вот что бы вы подумали о мужчине, рыдающем от невозможности выбрать себе йогурт на завтрак? Не умеющем осознанно принять один из сотни вариантов? Вот то-то же. Она же набирает пальчиками номер и предоставляет выбор любимому. Плевать, что он эти йогурты не ест вовсе и вместо совета обзовет ее истеричкой и повесит трубку. С его поддержкой, она вседа сможет принять верное решение... но тут она вспоминает, что была недостаточно сильна и умна. Она еще накажет себя за это, так, как это делают блондинки - сломает ноготь, разобьет машину, придумает полуголодную диету, запорет проект, над которым работала полгода. Но кто уж свободен от неудач, а у нее все замечательно.
Она хочет любви, ну так все ее хотят. Она говорит:
дай мне безусловную любовь, а я буду соответствовать условиям.
Условия всегда оказываются чуточку чересчур. Она же блондинка, куда ей правильно рассчитать нагрузку?
Если вы достаточно сильны духом, попытайтесь выяснить, в чем они заключаются. Так, может быть, ваша жизнь станет чуть-чуть понятней. Не ей, конечно, ну так хотя бы вам.
На досуге она решает дурацкие тесты, у нее всегда получается готичный ангел, - она не может понять, почему так выходит, и делает вид, что не принимает результаты всерьез.

И я бы и рад вам чем-то помочь, но не даю бесплатных советов.
morgeyna: (тху)
Gothic blond - это блондинка, прикованная к эшафоту своей сущности. Она знает, что плохо быть дурой, осознавая одновременно, что иначе и не бывает, - до тех пор, пока она остается женщиной. Но и быть мужчиной ей не хватит сил, ибо она истинная женщина, женщины же слабы.
Итак, недостаточно умна, чтобы подняться над чужими мнениями, недостаточно глупа, чтобы просто радоваться жизни. Слишком сильна, чтобы просить о помощи, слишком слаба для того, чтобы справляться самостоятельно. Чрезмерно чувствительна к мнению мира, зная, что мир не способен оценить ее адекватно. Противоречия? Ну разумеется, именно из них и сделаны девочки. Она считает, что недостаточно сложна, чтобы быть описанной посредством парадоксов, - сама же бессильна осознать себя хоть как-то, хотя бы так. Она всегда в корсете, в кирасе имиджа, - временами ей кажется, что за кромкой тела ее не существует.
Какая трагедия, о чем вы? Они всегда так живут, замечательно справляются. Как раз-таки женщины... вот что бы вы подумали о мужчине, рыдающем от невозможности выбрать себе йогурт на завтрак? Не умеющем осознанно принять один из сотни вариантов? Вот то-то же. Она же набирает пальчиками номер и предоставляет выбор любимому. Плевать, что он эти йогурты не ест вовсе и вместо совета обзовет ее истеричкой и повесит трубку. С его поддержкой, она вседа сможет принять верное решение... но тут она вспоминает, что была недостаточно сильна и умна. Она еще накажет себя за это, так, как это делают блондинки - сломает ноготь, разобьет машину, придумает полуголодную диету, запорет проект, над которым работала полгода. Но кто уж свободен от неудач, а у нее все замечательно.
Она хочет любви, ну так все ее хотят. Она говорит:
дай мне безусловную любовь, а я буду соответствовать условиям.
Условия всегда оказываются чуточку чересчур. Она же блондинка, куда ей правильно рассчитать нагрузку?
Если вы достаточно сильны духом, попытайтесь выяснить, в чем они заключаются. Так, может быть, ваша жизнь станет чуть-чуть понятней. Не ей, конечно, ну так хотя бы вам.
На досуге она решает дурацкие тесты, у нее всегда получается готичный ангел, - она не может понять, почему так выходит, и делает вид, что не принимает результаты всерьез.

И я бы и рад вам чем-то помочь, но не даю бесплатных советов.
morgeyna: (тху)
Прочитала "Повесть о каменном хлебе", влет, запоем. Я буду много об этом думать.

...но вот она, такая юная, безбашенная. Ломится плечом в открытые ворота. "Вот она, я! Я! Я! Кто я?" Такая прелесть, эти ее горящие глаза, так пошли бы шрамы к тонким запястьям - впрочем, все будет, дай только срок. Такая безащитно-наивная в первом, прекрасном еще порыве саморазрушения. "Я! Я! Расскажи мне всё, пусти меня в твою сказку, я должна знать!" Ах, деточка, хуевый из меня сказочник. "Не лги мне, ты знаешь. Расскажи мне сказку, которая больше, чем реальность, дай мне то, за что не жалко отдать жизни. Я знаю, ты был там, Дети красоты и суеты узнают друг друга по глазам, а я, может, молода, но не настолько наивна, я узнаю тебя из тысячи, ты был там, ты ходил теми тропами, а теперь дай МНЕ, объясни! Ведь не может быть так, что это и есть реальность, так расскажи мне, как все на самом деле!" И пытаешься отстраниться, но она прижимается все теснее, она касается неумелыми пальцами самых заветных струн, она так бесцеремонна, она видит вершины и бездны там, где только слой измороси. Попробуй не дать, - она возьмет все сама, додумает тебя так, как и в кошмаре не привиделось бы. Хоть ты стой истуканом, она сделает все сама, придумает огонек, хотя бы огонек сигареты, и устремится, и врежется со всей дури и упадет вниз. В штабель мирового романтизма. Кровь ее горяча, но пальцы дрожат, а она так хочет всего, - ореола нездешности, византийских скул, трагических синяков под глазами, она выковывает себе облик на тысячу лет вперед, да, именно об тебя, так стой же твердо, будь мужчиной, пока ей не надоест. Когда она швырнет тебе в лицо... да что-нибудь уж швырнет, назовет тебя подлецом и сволочью и устремится в свободный полет, так, как она хотела, уже не светлячком, а нетопырем, - верша свой полет над осколками ею же придуманной сказки. Да ты и есть подлец и сволочь, как тут не крути.

Но все-таки интересно, почему настоящие сказки бывают только в виде осколков?
morgeyna: (тху)
Прочитала "Повесть о каменном хлебе", влет, запоем. Я буду много об этом думать.

...но вот она, такая юная, безбашенная. Ломится плечом в открытые ворота. "Вот она, я! Я! Я! Кто я?" Такая прелесть, эти ее горящие глаза, так пошли бы шрамы к тонким запястьям - впрочем, все будет, дай только срок. Такая безащитно-наивная в первом, прекрасном еще порыве саморазрушения. "Я! Я! Расскажи мне всё, пусти меня в твою сказку, я должна знать!" Ах, деточка, хуевый из меня сказочник. "Не лги мне, ты знаешь. Расскажи мне сказку, которая больше, чем реальность, дай мне то, за что не жалко отдать жизни. Я знаю, ты был там, Дети красоты и суеты узнают друг друга по глазам, а я, может, молода, но не настолько наивна, я узнаю тебя из тысячи, ты был там, ты ходил теми тропами, а теперь дай МНЕ, объясни! Ведь не может быть так, что это и есть реальность, так расскажи мне, как все на самом деле!" И пытаешься отстраниться, но она прижимается все теснее, она касается неумелыми пальцами самых заветных струн, она так бесцеремонна, она видит вершины и бездны там, где только слой измороси. Попробуй не дать, - она возьмет все сама, додумает тебя так, как и в кошмаре не привиделось бы. Хоть ты стой истуканом, она сделает все сама, придумает огонек, хотя бы огонек сигареты, и устремится, и врежется со всей дури и упадет вниз. В штабель мирового романтизма. Кровь ее горяча, но пальцы дрожат, а она так хочет всего, - ореола нездешности, византийских скул, трагических синяков под глазами, она выковывает себе облик на тысячу лет вперед, да, именно об тебя, так стой же твердо, будь мужчиной, пока ей не надоест. Когда она швырнет тебе в лицо... да что-нибудь уж швырнет, назовет тебя подлецом и сволочью и устремится в свободный полет, так, как она хотела, уже не светлячком, а нетопырем, - верша свой полет над осколками ею же придуманной сказки. Да ты и есть подлец и сволочь, как тут не крути.

Но все-таки интересно, почему настоящие сказки бывают только в виде осколков?
morgeyna: (тху)
Прочитала "Повесть о каменном хлебе", влет, запоем. Я буду много об этом думать.

...но вот она, такая юная, безбашенная. Ломится плечом в открытые ворота. "Вот она, я! Я! Я! Кто я?" Такая прелесть, эти ее горящие глаза, так пошли бы шрамы к тонким запястьям - впрочем, все будет, дай только срок. Такая безащитно-наивная в первом, прекрасном еще порыве саморазрушения. "Я! Я! Расскажи мне всё, пусти меня в твою сказку, я должна знать!" Ах, деточка, хуевый из меня сказочник. "Не лги мне, ты знаешь. Расскажи мне сказку, которая больше, чем реальность, дай мне то, за что не жалко отдать жизни. Я знаю, ты был там, Дети красоты и суеты узнают друг друга по глазам, а я, может, молода, но не настолько наивна, я узнаю тебя из тысячи, ты был там, ты ходил теми тропами, а теперь дай МНЕ, объясни! Ведь не может быть так, что это и есть реальность, так расскажи мне, как все на самом деле!" И пытаешься отстраниться, но она прижимается все теснее, она касается неумелыми пальцами самых заветных струн, она так бесцеремонна, она видит вершины и бездны там, где только слой измороси. Попробуй не дать, - она возьмет все сама, додумает тебя так, как и в кошмаре не привиделось бы. Хоть ты стой истуканом, она сделает все сама, придумает огонек, хотя бы огонек сигареты, и устремится, и врежется со всей дури и упадет вниз. В штабель мирового романтизма. Кровь ее горяча, но пальцы дрожат, а она так хочет всего, - ореола нездешности, византийских скул, трагических синяков под глазами, она выковывает себе облик на тысячу лет вперед, да, именно об тебя, так стой же твердо, будь мужчиной, пока ей не надоест. Когда она швырнет тебе в лицо... да что-нибудь уж швырнет, назовет тебя подлецом и сволочью и устремится в свободный полет, так, как она хотела, уже не светлячком, а нетопырем, - верша свой полет над осколками ею же придуманной сказки. Да ты и есть подлец и сволочь, как тут не крути.

Но все-таки интересно, почему настоящие сказки бывают только в виде осколков?
morgeyna: (Default)
Хмм, интересно. При написании предыдущего текста, я испытала эдакий нехороший драйв в области солнечного сплетения, и одновременно ощущение гордости и самодовольства. Причем, кажется, даже не от идеи самой по себе, а именно от использования определенных словосочетаний.

Или это от использования табуированных слов, а если это привычно, то эффект уже не тот?
morgeyna: (Default)
Хмм, интересно. При написании предыдущего текста, я испытала эдакий нехороший драйв в области солнечного сплетения, и одновременно ощущение гордости и самодовольства. Причем, кажется, даже не от идеи самой по себе, а именно от использования определенных словосочетаний.

Или это от использования табуированных слов, а если это привычно, то эффект уже не тот?
morgeyna: (Default)
Хмм, интересно. При написании предыдущего текста, я испытала эдакий нехороший драйв в области солнечного сплетения, и одновременно ощущение гордости и самодовольства. Причем, кажется, даже не от идеи самой по себе, а именно от использования определенных словосочетаний.

Или это от использования табуированных слов, а если это привычно, то эффект уже не тот?
morgeyna: (тху)
Текст под катом содержит ненормативную лексику и оскорбительные выражения. Скорее всего, он заденет ваши чувства. Во всяком случае, я на это надеюсь.

Ах да, мнение афтара не совпадает с мнением автора.


Read more... )
morgeyna: (тху)
Текст под катом содержит ненормативную лексику и оскорбительные выражения. Скорее всего, он заденет ваши чувства. Во всяком случае, я на это надеюсь.

Ах да, мнение афтара не совпадает с мнением автора.


Read more... )
morgeyna: (тху)
Текст под катом содержит ненормативную лексику и оскорбительные выражения. Скорее всего, он заденет ваши чувства. Во всяком случае, я на это надеюсь.

Ах да, мнение афтара не совпадает с мнением автора.


Read more... )
morgeyna: (ханубис)
... борьбе с ведьмами и чародейским отродьем. Я верю, брат мой, что ты уже достаточно подготовлен к тому наставниками, но позволь дать тебе несколько советов, из знаний, с Божьей помощью подчерпнутых мною на протяжении жизни.

Узнать ведьму довольно легко, и, набравшись опыта, ты с легкостью сможешь заметить дьявольское отродье даже и в бурлящей толпе. В молодости они часто бывают красивы, но привлекают внимание не столько миловидностью черт, сколько гордыней и бесстыдством, сквозящими в их осанке, в самом мимолетном движении. Волосы представляют их особенную гордость, и ведьма часто пользуется любым предлогом, дабы распустить их в людном месте. Это одна из уловок, используемых ведьмами для соблазнения отроков и завлечения оных в дьявольские сети.
Насколько красива ведьма в юности, настолько же страшна становится она в старости. Демоны, с коими она сожительствуют, часто иссушают ее тело, или, забавы ради, придают ему самые разнообразные уродства.
Но красива она или уродлива, ее всегда можно узнать по глазам. Взгляд ее чарующ и, как говорят прельщенные простецы, полон света. Умудренный, однако, знает, что свет этот есть ничто иное, как отсвет адского пламени, готового пожрать любого, кто не остережется. Она часто смотрит надменно, или же жадно, словно ее терзает некий ненасыщаемый голод - таковы верные признаки одержимости и богооставленности. Ты сможешь заметить, как меняются глаза ведьмы, заботой милосердных братьев наших поставленной на путь покаяния; лицезреть это - великая радость.
--------------------------------------------------
Нередко бывает так, что брат начинает испытывать греховную страсть к пойманной им ведьме. Такова обычная дьявольская уловка, и в самом по себе искушении нет ничего постыдного, ибо искушениям подвергался и наш Пастырь. Однако же опасность подстерегает не только павшего, но и пытающегося удержаться, если только он недостаточно умудрен и крепок в вере. Некоторые их тех, кого я знал, пытались противостоять помыслам, разжигая в себе ненависть к подсудимой. Это величайшая из ошибок! Ненависть - орудие дьявола, и многие из тех, что вступили в сию ловушку, кончили отчаяньем, помутнением рассудка, или, хуже того, утратой веры. Слушай же! Истинное орудие Бога - любовь, и любовь должна наполнять твое сердце и руководить каждым твоим действием. Ты должен ненавидеть грех, но любить грешницу, каковой бы она ни была. Обрати сердце свое к Господу, и ты почувствуешь, как тенета лживых страстей, - похоти, жалости, сомнения, - спадают, побежденные силой Высшей Любви! И тогда делай что должен, ибо ты спасаешь ее бессмертную душу.
morgeyna: (ханубис)
... борьбе с ведьмами и чародейским отродьем. Я верю, брат мой, что ты уже достаточно подготовлен к тому наставниками, но позволь дать тебе несколько советов, из знаний, с Божьей помощью подчерпнутых мною на протяжении жизни.

Узнать ведьму довольно легко, и, набравшись опыта, ты с легкостью сможешь заметить дьявольское отродье даже и в бурлящей толпе. В молодости они часто бывают красивы, но привлекают внимание не столько миловидностью черт, сколько гордыней и бесстыдством, сквозящими в их осанке, в самом мимолетном движении. Волосы представляют их особенную гордость, и ведьма часто пользуется любым предлогом, дабы распустить их в людном месте. Это одна из уловок, используемых ведьмами для соблазнения отроков и завлечения оных в дьявольские сети.
Насколько красива ведьма в юности, настолько же страшна становится она в старости. Демоны, с коими она сожительствуют, часто иссушают ее тело, или, забавы ради, придают ему самые разнообразные уродства.
Но красива она или уродлива, ее всегда можно узнать по глазам. Взгляд ее чарующ и, как говорят прельщенные простецы, полон света. Умудренный, однако, знает, что свет этот есть ничто иное, как отсвет адского пламени, готового пожрать любого, кто не остережется. Она часто смотрит надменно, или же жадно, словно ее терзает некий ненасыщаемый голод - таковы верные признаки одержимости и богооставленности. Ты сможешь заметить, как меняются глаза ведьмы, заботой милосердных братьев наших поставленной на путь покаяния; лицезреть это - великая радость.
--------------------------------------------------
Нередко бывает так, что брат начинает испытывать греховную страсть к пойманной им ведьме. Такова обычная дьявольская уловка, и в самом по себе искушении нет ничего постыдного, ибо искушениям подвергался и наш Пастырь. Однако же опасность подстерегает не только павшего, но и пытающегося удержаться, если только он недостаточно умудрен и крепок в вере. Некоторые их тех, кого я знал, пытались противостоять помыслам, разжигая в себе ненависть к подсудимой. Это величайшая из ошибок! Ненависть - орудие дьявола, и многие из тех, что вступили в сию ловушку, кончили отчаяньем, помутнением рассудка, или, хуже того, утратой веры. Слушай же! Истинное орудие Бога - любовь, и любовь должна наполнять твое сердце и руководить каждым твоим действием. Ты должен ненавидеть грех, но любить грешницу, каковой бы она ни была. Обрати сердце свое к Господу, и ты почувствуешь, как тенета лживых страстей, - похоти, жалости, сомнения, - спадают, побежденные силой Высшей Любви! И тогда делай что должен, ибо ты спасаешь ее бессмертную душу.
morgeyna: (ханубис)
... борьбе с ведьмами и чародейским отродьем. Я верю, брат мой, что ты уже достаточно подготовлен к тому наставниками, но позволь дать тебе несколько советов, из знаний, с Божьей помощью подчерпнутых мною на протяжении жизни.

Узнать ведьму довольно легко, и, набравшись опыта, ты с легкостью сможешь заметить дьявольское отродье даже и в бурлящей толпе. В молодости они часто бывают красивы, но привлекают внимание не столько миловидностью черт, сколько гордыней и бесстыдством, сквозящими в их осанке, в самом мимолетном движении. Волосы представляют их особенную гордость, и ведьма часто пользуется любым предлогом, дабы распустить их в людном месте. Это одна из уловок, используемых ведьмами для соблазнения отроков и завлечения оных в дьявольские сети.
Насколько красива ведьма в юности, настолько же страшна становится она в старости. Демоны, с коими она сожительствуют, часто иссушают ее тело, или, забавы ради, придают ему самые разнообразные уродства.
Но красива она или уродлива, ее всегда можно узнать по глазам. Взгляд ее чарующ и, как говорят прельщенные простецы, полон света. Умудренный, однако, знает, что свет этот есть ничто иное, как отсвет адского пламени, готового пожрать любого, кто не остережется. Она часто смотрит надменно, или же жадно, словно ее терзает некий ненасыщаемый голод - таковы верные признаки одержимости и богооставленности. Ты сможешь заметить, как меняются глаза ведьмы, заботой милосердных братьев наших поставленной на путь покаяния; лицезреть это - великая радость.
--------------------------------------------------
Нередко бывает так, что брат начинает испытывать греховную страсть к пойманной им ведьме. Такова обычная дьявольская уловка, и в самом по себе искушении нет ничего постыдного, ибо искушениям подвергался и наш Пастырь. Однако же опасность подстерегает не только павшего, но и пытающегося удержаться, если только он недостаточно умудрен и крепок в вере. Некоторые их тех, кого я знал, пытались противостоять помыслам, разжигая в себе ненависть к подсудимой. Это величайшая из ошибок! Ненависть - орудие дьявола, и многие из тех, что вступили в сию ловушку, кончили отчаяньем, помутнением рассудка, или, хуже того, утратой веры. Слушай же! Истинное орудие Бога - любовь, и любовь должна наполнять твое сердце и руководить каждым твоим действием. Ты должен ненавидеть грех, но любить грешницу, каковой бы она ни была. Обрати сердце свое к Господу, и ты почувствуешь, как тенета лживых страстей, - похоти, жалости, сомнения, - спадают, побежденные силой Высшей Любви! И тогда делай что должен, ибо ты спасаешь ее бессмертную душу.

July 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 19th, 2017 01:55 am
Powered by Dreamwidth Studios